Добыть и господином быть в своей собственной пустыне.

Своего последнего господина ищет он себе здесь: врагом

Хочет он стать ему, и своему последнему богу, ради победы он

Хочет бороться с великим драконом.

Кто же этот великий дракон, которого дух не хочет более

называть господином и богом? "Ты должен" называется великий

дракон. Но дух льва говорит "я хочу".

Чешуйчатый зверь "ты должен", искрясь золотыми искрами,

Лежит ему на дороге, и на каждой чешуе его блестит, как золото,

"ты должен!".

Тысячелетние ценности блестят на этих чешуях, и так

говорит сильнейший из всех драконов: "Ценности всех вещей

блестят на мне".

"Все ценности уже созданы, и каждая созданная ценность --

это я. Поистине, "я хочу" не должно более существовать!" Так

Говорит дракон Добыть и господином быть в своей собственной пустыне..

Братья мои, к чему нужен лев в человеческом духе? Чему не

удовлетворяет вьючный зверь, воздержный и почтительный?

Создавать новые ценности -- этого не может еще лев; но

Создать себе свободу для нового созидания -- это может сила

Льва.

Завоевать себе свободу и священное Нет даже перед долгом

-- для этого, братья мои, нужно стать львом.

Завоевать себе право для новых ценностей -- это самое

Страшное завоевание для духа выносливого и почтительного.

Поистине, оно кажется ему грабежом и делом хищного зверя.

Как свою святыню, любил он когда-то "ты должен"; теперь

Ему надо видеть даже в этой святыне произвол и мечту, чтобы

добыть себе свободу от любви своей: нужно Добыть и господином быть в своей собственной пустыне. стать львом для этой

Добычи.

Но скажите, братья мои, что может сделать ребенок, чего не

мог бы даже лев? Почему хищный лев должен стать еще ребенком?

Дитя есть невинность и забвение, новое начинание, игра,

Самокатящееся колесо, начальное движение, святое слово

Утверждения.

Да, для игры созидания, братья мои, нужно святое слово

утверждения: своей воли хочет теперь дух, свой

Мир находит потерявший мир.

Три превращения духа назвал я вам: как дух стал верблюдом,

Львом верблюд и, наконец, лев ребенком. --

Так говорил Заратустра. В тот раз остановился он в городе,

названном: Пестрая корова.

О кафедрах добродетели

Заратустре хвалили одного мудреца, который умел хорошо

Говорить о сне и о добродетели Добыть и господином быть в своей собственной пустыне.; за это его высоко чтили и

Награждали, и юноши садились перед кафедрой его. К нему пошел

Заратустра и вместе с юношами сел перед кафедрой его. И так

говорил мудрец:

Честь и стыд перед сном! Это первое! И избегайте встречи с

теми, кто плохо спит и бодрствует ночью!

Стыдлив и вор в присутствии сна: потихоньку крадется он в

ночи. Но нет стыда у ночного сторожа: не стыдясь, трубит он в


documentaxoesij.html
documentaxoezsr.html
documentaxofhcz.html
documentaxofonh.html
documentaxofvxp.html
Документ Добыть и господином быть в своей собственной пустыне.