8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений.

– Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений.

– Потому что ты намеренно не занималась этим. Твой успех в рекламе свидетельствует о твоих художественных способностях и о деловой жилке. Примени свой талант в семейном бизнесе, управляй магазином и создай новую империю, как сделал твой дед. Разве это не будет достижением?

– Это собирался сделать Дэн.

– Что?

– Построить новую империю. – Она улыбнулась, вспоминая. – Представляешь, в 65 лет, потом в 70 он собирался все сделать заново. Ему не нравилось то, во что превратился бизнес, – большая, бездушная организация, заботящаяся лишь о прибыли, а не о создании прекрасных украшений.

– Он хотел, чтобы ты осуществила его мечту.

– Да. Он рассвирепел 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений., когда я сказала ему, что не желаю изучать курс наук, который он для меня подготовил. Фактически он перестал давать мне деньги. Выбросил меня из дома вместе с моим отказом, как с незаконнорожденным ребенком. Я вынуждена была бросить школу и полгода работала клерком.

– Но потом он простил тебя.

– Да, – засмеялась Мег. – Все оказалось не так уж плохо. Бабушка тайком посылала мне деньги. Дэн, конечно, знал об этом: все это время за мной следил частный детектив. В итоге он сдался, когда детектив рассказал ему о моей квартире без горячей воды в криминальном районе, о моем соседе по квартире – гомосексуалисте. Однажды я 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. пришла – в комнате сидит Дэн, пьет пиво с Джонни и спорит о современном искусстве.

– Он, должно быть, был хорошим человеком.

– Они оба хорошие. Я обожала Джонни.

– И он позволил тебе идти своим путем?

– Я даже думаю, он восхищался мной, ведь я не сдалась. Он сам отличался упрямством и понял, что угрозы не изменят меня. Но он тоже не сдался, он просто переменил тактику.

– Оставив тебе магазин?

– И бабушку. Она – сильнейшее оружие Дэна после его смерти. Конечно, есть еще дядя Джордж, он замечательный, но… А как ты узнал о магазине? Я тебе не рассказывала.

– Я прочитал в газете, – ответил 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. Ник.

– В «Нью‑Йорк таймс»?

– Не ужасайся. Была статья в разделе о бизнесе. Насколько я понимаю, тебя пока еще не осаждали репортеры?

– Не говори «пока», – Мег вздрогнула. – За прессу отвечает дядя Джордж. Вообще‑то мне даже жаль репортера, который попытается пройти в дом мимо Фрэнсис.

– Этого невозможно избежать. Если не сейчас, то после того, как твоя бабушка…

– Это произойдет еще не скоро. Ей только… она не старая.

У Мег пропал аппетит. Она изучала красиво украшенную тарелку с креветками и овощами.

– В любом случае обо мне не будут сообщать газеты. У нас не такое громкое имя, как Тиффани или Ван Клиф 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений.… Дэн не часто появлялся в прессе, видимо, из‑за страховки: Ллойд отказался его страховать, если фотографии Дэна будут появляться в прессе. И вообще Дэн не любил страницы социальной хроники.

– Поэтому тебя пока щадят. – Ник проглотил кусок бифштекса. – Очень вкусно. А как креветки?

Мег заставила себя съесть кусочек. Ник продолжал:

– Нет, пресса не оставит тебя в покое, когда бабушка… когда ты станешь прекрасной молодой наследницей.

– Надеюсь, ты ошибаешься. А если нет – ну, я разберусь с этим, когда придет время. А сейчас только половина магазина принадлежит мне, а мой партнер…



Ник со смехом слушал ее описание Райли.

– Ты говоришь о 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. нем, словно он Кэлвин Кулидж. На твоем месте я бы не стал о нем беспокоиться, дорогая. Хороший адвокат поможет тебе избавиться от нежелательного партнерства. Видимо, у парня нет денег, а угроза суда об оказании нежелательного влияния…

– Не было никакого нежелательного влияния.

Брови Ника поднялись:

– А почему твой дед оставил такое значительное состояние человеку, которого знал всего пару лет?

Другие тоже задавали подобный вопрос. Она сама задумывалась над этим. Почему ответ пришел к ней в эту самую минуту в присутствии скептически настроенного Ника, она не знала, но ответила мгновенно:

– Дэн любил ювелирное ремесло, которое я отвергла. Почему бы 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. ему не облагодетельствовать талантливого чужака, если никто в семье не интересуется делом его жизни?

– Но он не имел права давать тебе в партнеры человека, который тебе не нравится и которому ты не доверяешь. Не принимай решений под воздействием эмоций. Ты ведь не в восторге от такого партнерства, не так ли?

Мег рассказала Нику о сокровищах. Рассказ его развеселил.

– Хитрый старый черт, – с восхищением сказал Ник. – А ты уверена, что эти сокровища нигде не зарегистрированы?

– Я ничего не нашла. Конечно, я еще поищу. Но ведь они лежали в моем сейфе, значит…

– Да, – улыбнулся Ник. – Во время войны Дэн был где 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений.‑то в Индокитае.

Мег не спрашивала, откуда ему это известно. Они часто говорили о Дэне, может, она сама рассказывала об этом.

– Да. И техника определенно индийская. Может, Дэн приобрел их у разорившегося раджи или у вора, ограбившего раджу. – Она сделала кислое лицо. – Господи, я еще шучу.

– Но здесь есть элемент юмора – черного юмора, если хочешь.

– Точно. А «приобрел» – вполне невинное словечко.

– Уилки Коллинз. «Лунный камень». Надеюсь, тебя не будут преследовать таинственные индусы, моя любимая.

– Что мне делать с проклятым сокровищем, Ник?

– Да, дело непростое. Мне надо подумать, посоветоваться. Я могу представить гипотетическое дело лучше, чем ты.

– Верно. Но Дэрен знал бы, что 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. это не гипотеза.

– Дэрен?

– Он адвокат Дэна, мой старый приятель. Я знаю его с детства.

– «Уж нет ли соперника здесь?»

– Я бы хотела, чтобы ты серьезно отнесся к моей проблеме. Это совсем не смешно.

Она уставилась в тарелку. Ник посмотрел на ее лицо и подозвал официанта.

– Лучше продолжим обсуждение проблем наедине, – сказал он.

* * *

Мег вернулась домой почти в час ночи. После обеда она пробыла в обществе Ника лишь час. Все остальное время она просидела в своей машине в темном углу на стоянке у гостиницы, плача и ругаясь, снова плача, стараясь успокоиться, чтобы на лице не осталось следов 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. слез.

Ссору начала она. Чтобы ни сказал Ник, все ее раздражало. Чем тише звучал его голос, тем громче – ее. Что бы он ни предлагал, она все отвергала. Больше всего ее разозлили его попытки уложить ее в постель, словно ее можно успокоить, лишь переспав с ней.

Его предложения были практичными и разумными.

Слишком практичными. Он считал, что она лишит Райли его доли наследства так же хладнокровно, как выгонит осу. Желания Дэна, ее собственные мысли по поводу того, что хорошо, а что плохо, не принимались в расчет и отметались со снисходительной улыбкой, словно она говорила с незнакомым человеком. Неужели он 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. всегда был таким? Почему она не понимала, что они придерживаются абсолютно противоположных точек зрения по любому мало‑мальски важному поводу? Ник считал ее наивной и инфантильной, так как она беспокоится о законности владения этим сокровищем. Его же волновало только одно: сумеет ли она и дальше скрывать сокровище?

Два разных подхода к одной проблеме показали, что они разные люди. Но окончательный удар она испытала, когда поняла: Ник считает, что она останется в Селдоне и будет встречаться с ним в гостинице по тем дням, которые он сможет выкроить для нее.

– В конце концов, дорогая, встречаться в гостинице гораздо более романтично.

– Думаю 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений., мой отец придерживался того же мнения, – эти слова вылетели непроизвольно. Параллель существовала давно, она просто слепая, что не видела раньше. Теперь, когда она осознала это, ей стало не по себе. – Конечно, в его случае все было обставлено не так элегантно – простой, дешевый мотель. Но принцип тот же. Спасибо, Ник, что помог мне понять. Живи долго и процветай.

Вспомнив свои прощальные слова, Мег засмеялась от боли. Слезы высохли, и она решила, что теперь может вести машину. Но все‑таки думала она не о дороге, поэтому ее остановил полицейский за то, что она проехала знак «стоп», не остановившись. Она была трезва, хорошо одета, а 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. может быть, полицейский просто узнал машину – он предупредил ее и отпустил, но на это ушло еще минут пятнадцать. Потом она вела машину предельно внимательно. Ее раздражала мысль, что, если принять решение под давлением данных обстоятельств, ей придется лишиться всякой личной свободы. Если только бабушка не согласится, что времена изменились и Мег имеет право жить собственной жизнью, то ей придется постоянно отчитываться за любой шаг. И не только перед бабушкой, но и перед дядей Джорджем и Фрэнсис.

Буйная летняя зелень полностью скрывала дом, пока Мег не проехала последний поворот. Ее сердце лихорадочно забилось, так как весь фасад дома 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. был ярко освещен. Мег остановила машину, выскочила и помчалась к дому. Дверь открылась прежде, чем она постучала. В светлом проеме появился темный силуэт дяди. Он вышел ей навстречу, Мег бросилась к нему, тормоша его за пиджак.

– Что случилось… бабушка?

– Нет, нет. – Он откашлялся и потом смог продолжать: – Она в полном порядке. Мы беспокоились о тебе…

– Слава Богу. – Мег успокоилась, Джордж обнял ее и повел в дом.

Фрэнсис полулежала в кресле, заломив руки. Ее лицо было белым как снег. Над ней склонился Клиф. «Я еще забыла про Клифа, – со злостью подумала Мег. – Перед ним тоже придется отчитываться».

– Ну, я немного поздно 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений.. Зачем же ждать моего возвращения, будто я несовершеннолетний подросток, ушедший на первое свидание? Вы меня напугали до смерти. Я подумала, что‑то случилось с бабушкой. А почему она не ходит взад‑вперед по комнате вместе со всеми вами?

– Она крепко спит, с ней все в порядке, – сказал Джордж. – Она ничего не узнает, если ты перестанешь будить ее своим криком.

Дядя никогда прежде не разговаривал с Мег таким тоном. Она поняла, что он тоже переживал.

– А что случилось?

– Ничего. – Джордж вытащил платок из нагрудного кармана и вытер лоб. – Пока ничего. Фрэнсис, почему бы тебе не пойти отдыхать? Я же говорил 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений., не стоит беспокоиться. Это просто кто‑то пошутил.

– У кого‑то отвратительное понятие о юморе, – простонала Фрэнсис. – Мне плохо. Не знаю, смогу ли я пережить этот вечер. Мое сердце… – Она сжала руки на груди.

– Тебе просто надо отдохнуть. Клиф, помоги ей, – сказал Джордж.

Клиф помог Фрэнсис подняться.

– Пошли, Фрэнсис. Глоток бренди, бутылку которого ты прячешь в ящике с бельем, очень тебе поможет.

Очевидно, мужчины оба хотели увести Фрэнсис, прежде чем объясниться, поэтому Мег молчала, пока шаги Фрэнсис не стихли за закрытой дверью.

– Я и сам не прочь поспать, – объявил Клиф. – А как ты?

– Я не прочь услышать объяснение, – огрызнулась 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. Мег. – Я устала, и поздно уже.

– Разве мы не знаем? – Клиф рухнул в кресло, которое освободила Фрэнсис. Его лицо осунулось, и волосы стояли дыбом. – Если бы ты пришла домой в полночь, как обещала…

– Ради Бога. Извини, дядя Джордж, я должна и перед Клифом…

– Клиф не это имел в виду. Почему бы нам не пройти в гостиную? – Джордж взял Мег под руку. – Нам позвонили пару часов назад, Мег, и сказали, что ты не вернешься.

– Что?! – Мег упала на стул, к которому он ее подвел. – Я не верю. Кто это был?

– Это был мужской голос, приглушенный, будто говорили через платок. К 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. телефону подошел я. Было около десяти часов, я работал в кабинете, – сказал Джордж.

В десять часов она была с Ником. Безумная мысль. Мег была шокирована, что в ее голове могло возникнуть такое подозрение. Ник – себялюбивый эгоист, но он бы никогда…

– Что конкретно он сказал?

– Он попросил к телефону тебя. Я ответил, что тебя нет, и спросил, что передать. Думал, это обычный звонок. – При воспоминании об испытанном ужасе лицо Джорджа словно окаменело. – Он засмеялся. Очень неприятно. И сказал: «Передавать нечего. Она все равно не услышит». Я уверил его, что обязательно передам тебе его сообщение. Но он снова засмеялся и сказал 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений.: «Она не вернется домой».

В горле Мег пересохло. Она сглотнула.

– А потом?

– Это все. Он повесил трубку. Он… смеялся.

* * *

– Это была глупая шутка, – опять сказала Мег. – Ничего не случилось.

Бокал с бренди стоял нетронутым на столе. Мег не хотела ничего спиртного, чтобы не потерять возможности трезво мыслить. Клиф допил свой бокал. Его беспокойство казалось искренним и растрогало бы Мег, если бы он так быстро не пришел в себя.

– Восхищаюсь твоей выдержкой, кузина. Я бы не смог оставаться хладнокровным, если бы такой комедиант шутил в мой адрес.

Мег посмотрела на него.

– Говорю тебе, ничего не произошло. Никто не следил 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. за мной, никто не пытался атаковать меня. Никто не положил цианид мне в суп. Ведь он даже не знал, дома ли я. Ведь сначала он попросил меня к телефону, так? Если бы дядя Джордж сказал: «Одну минуту», он наверняка повесил бы трубку.

– Или нет, – пробормотал Клиф в бокал.

– Если ты пытаешься меня напугать, – начала Мег, но слова застряли у нее в горле. Она похолодела, представив, что мог бы ей сказать тот голос.

– Я прав, черт побери! – Клиф грохнул стаканом по столу. – Сначала перстень, теперь звонок. Я бы хотел, чтобы ты испугалась и начала принимать меры предосторожности.

– Перстень прислали не 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. мне.

Губы Клифа скривились, и он посмотрел на отца.

– Мы не можем быть уверены, Мег. Я говорил с Фрэнсис. Она не помнит, кому был адресован конверт. Она положила его мне на стол, потому что ты тогда не получала писем.

– Получала. Открытки с соболезнованиями…

– Я просто цитирую Фрэнсис, – вздохнул Джордж. – Я никогда не мог понять, как работает ее голова.

– Дело в том… – начал Клиф.

Мег обхватила голову руками.

– Клиф, я знаю, в чем дело. Если бы ты замолчал на минуту и дал мне подумать…

Установилась уважительная тишина, по крайней мере, со стороны Джорджа. Только его взгляд удерживал Клифа, от которого исходила 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. энергия, подобно ауре. Наконец Мег подняла голову.

– Я ценю вашу заботу, – начала она официально. – И мне понятно, почему вы расстроены. Но я отказываюсь принимать сверхординарные меры предосторожности против несуществующей угрозы.

– Что ты под этим понимаешь? – потребовал объяснения Клиф.

– Твой талант все усложнять. Дай мне закончить. Я отказываюсь от частного детектива, следящего за мной, или телохранителя, который будет ходить за мной по пятам. Ты ведь это имел в виду?

Отец и сын обменялись красноречивыми взглядами, и Мег поняла, что ее догадка оказалась верной.

– Кроме этого, – продолжила она, – я запрещаю вам принимать подобные меры без моего ведома. Если я обнаружу что 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений.‑то, а я обязательно обнаружу… я уеду из этого дома и никогда не вернусь.

Мужчины заговорили одновременно:

– Может быть, именно этого и добивается тот, кто звонил.

– Не понятно, чего он хочет, кроме как вызвать панику, – твердо сказала Мег. – Ненормальные телефонные звонки слишком часты в современной жизни. Дэн был известным человеком и, безусловно, имел врагов. Слова звонившего слишком неопределенны, поэтому не опасны. Вы восприняли их как угрозу – киднэппинг или того хуже. Но можно их понять и по‑другому.

– «Она убегает из дома с шофером», – процитировал Клиф зловещим шепотом.

– Это одна возможность. Незамысловатая, грязная, скандальная сплетня. Откуда же здесь 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. опасность? Я никому не угрожаю, никому не мешаю. Единственные – кто получат выгоду после моей смерти, – ряд различных заведений. Вы же не думаете, что музей Метрополитен держит в штате наемных убийц?

– Весьма красноречиво, – скривился Клиф. – Ты здорово все объяснила, но упустила одну‑две детали.

– Какие?

– Первое. Тот человек не знал, дома ли ты, но он знал одну вещь, которая известна немногим, – номер телефона. Он не записан в телефонной книге. Второе. Есть один человек, который, несомненно, выиграет после твоего…

– … преждевременного отречения от престола?

– Не обязательно. После твоей передачи дохода от определенного имущества и твоего ухода в безопасные дали. Нужно ли мне 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. называть его имя?

Сославшись на усталость, Мег оставила мужчин. Она не сомневалась, что они будут продолжать обсуждение, но она дошла до предела и не могла больше выносить разговоров. Отрицательное отношение Клифа к Райли подсказало его версию, но этот телефонный звонок…

Однако не только Райли знал номер этого телефона. Дэн наверняка сообщил его своим приятелям и знакомым по бизнесу, включая Майка, Барби и Эда. Конечно, она не считает, что кто‑то из них способен на такую злобную шутку, но любой, имеющий доступ к их телефонным справочникам, мог легко узнать номер Дэна. Среди них могла быть и Кэнди, и ее бывший муж 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений.. Это было бы как раз в его стиле – анонимный звонок по телефону. В детстве его чувство юмора проявлялось в причинении боли или обиды своим жертвам.

Несмотря на усталость, Мег остановилась возле двери в бабушкину комнату. Слава Богу, оттуда не доносилось ни звука, даже никакого счастливого хихиканья. Мег отправилась в свою комнату и закрыла дверь с чувством, что она достигла убежища.

Отказавшись от соблазна стянуть с себя одежду и броситься на кровать, Мег направилась в ванную и занялась ежедневной заботой по поддержанию красоты. Больше никакой жалости к себе – она не может этого позволить. «Я капитан своей души, – сказала она лицу, смотревшему 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. на нее из зеркала у тумбочки, когда она втирала в кожу питательный крем с такой силой, что щеки порозовели. – А также хозяин своей судьбы. У меня много дел до сна. Дэн, я смеялась над тобой и твоими старыми смешными стихами, но ты был прав, когда учил меня декламировать их с вершины холма и с других высоких мест. Если кричать о благородных чувствах, то в них начинаешь верить. Мне придется быть хозяином своей судьбы, теперь у меня больше никого нет, даже Ника… Ты был бы рад такому повороту, правда? Интересно, что бы ты подумал обо всем остальном? Я хочу знать, что 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. ты мне не сказал. Конечно, все случилось слишком быстро, но должно же быть какое‑то предупреждение. Ты мог бы мне сказать, Дэн».

Тихий звук из другой комнаты заставил ее вскочить на ноги, и она едва не опрокинула пузырек с кремом. Мег почувствовала, что пульс бьется слишком быстро. Окно открылось, ветер пошевелил занавески. Вот и все. Но лучше ей перестать задавать вопросы. Ответ оттуда хуже, чем неизвестность.

И последнее дело. Она так спешила к Нику, что побросала все свои покупки. Теперь надо их распаковать и повесить в шкаф. Развешивая вещи, Мег поняла, что Дэн ответил на ее вопрос, но 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. не на тот, который она задала, а на другой, более важный. «Не стой и не задавай вопросы всем подряд. Пойди и сама выясни» – это его любимая фраза. Мег улыбнулась, обдумывая план действий. Ее дядя назвал бы эту улыбку определенно неприятной.

Глава 8

Колокольчики прозвенели несколько сбивчиво. Никого не было в магазине – ни покупателей, ни продавца, ни управляющего, но едва смолк перезвон, как дверь мастерской открылась и оттуда вышел Райли. Его попытка улыбнуться в предчувствии покупателя настолько не удалась, что Мег едва не расхохоталась. Узнав ее, он отказался от попытки улыбнуться.

– Доброе утро, – весело сказала она.

– Доброе утро.

– Как 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. идут дела?

– Как всегда.

Мег перестала вести светскую беседу: с тем же успехом можно было разговаривать с глыбой льда.

– Вы нашли замену Кэнди?

– Пока нет.

Мег решительно положила сумочку на прилавок.

– Лучше расскажите мне быстренько, что у нас есть в магазине. Я не могу обслуживать покупателей, не зная, что у нас есть.

Ей доставило удовольствие видеть, что он способен на простые человеческие эмоции. От удивления у него приоткрылся рот и расширились глаза. Они оказались орехового цвета, а вовсе не карие, как ей казалось раньше.

– Но вы не можете…

– Никогда не говорите мне – вы не можете!

Он узнал эти слова и чуть было 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. не улыбнулся. Но ту гримасу едва ли можно назвать улыбкой, она опять ошиблась.

– Я неудачно выразился, мисс Вентури. Вы можете здесь делать все, что захотите, а что касается меня – то и в любом другом месте. Но вам не обязательно играть в продавщицу. Я вполне обойдусь один. – Его губы вновь искривила гримаса. – Бизнес не особенно напряженный.

– Он станет напряженным, когда люди узнают, что я здесь, – сказала Мег. – Может, они и не будут покупать, но зайдут поглазеть и поболтать. Я полгода продавала носки и нижнее белье в магазине в Нью‑Йорке. Если я смогла выдержать распродажу в честь дня рождения Джорджа 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. Вашингтона, то здесь‑то я тем более справлюсь.

– Дело ваше. Я не могу вам помешать.

«Ты пытаешься», – подумала Мег. Она не ожидала благодарности, но ему не следовало показывать так определенно, что он в ней не нуждается.

– Конечно, не можете, – нежно пропела она. – И уволить меня не можете. Но не беспокойтесь, я не доставлю вам беспокойств такого плана, как Кэнди.

– Поверьте мне, мисс Вентури, такая возможность не приходила мне в голову.

Это была уже не гримаса, но еще не улыбка. По крайней мере, приятно видеть, что у него не совсем атрофированы мышцы лица.

Осматривая вещи в магазине, Мег удивилась количеству 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. и качеству товара. Она знала, что теперь трудно найти хорошие старинные драгоценности. Райли снизошел до ответа:

– У Дэна были контакты по всему миру и высочайшая репутация. Продавцы знали, что он даст самую высокую цену, поэтому несли товар ему. – После паузы он промолвил: – Мне хотелось бы продолжать такую практику.

– Конечно, – рассеянно ответила Мег, осматривая поднос с золотыми браслетами. – Но я думаю, нам надо поднять цены, ненамного, процентов на 10–15. Наша клиентура тоже всемирная. Они могут позволить себе заплатить больше. 750 долларов за этот браслет – смехотворно низкая цена.

Райли взглянул на украшение: золотая цепочка, на застежке опалы и маленькие бриллианты.

– Но здесь золота 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. 10 каратов, Дэн заплатил за него только 250 долларов.

– Он в прекрасном состоянии, и ему 100 лет.

– Застежку чинили.

Мег поднесла к глазам лупу.

– Где? Я ничего не вижу.

– После моей починки так и должно быть.

Мег посмотрела на Райли с недоверием. Он казался серьезным, но она начала понимать, что за каменным лицом живет свой юмор. Она еще раз осмотрела браслет и пожала плечами:

– Поверю вам на слово. Где вы научились так работать?

– В разных местах. – Райли облокотился о прилавок, руки в карманах. – Разве Дэн не говорил вам о моей работе?

– Он мне ничего не говорил о вас.

– О? – На 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. его лице возникло почти комичное выражение удивления. – Но вы сейчас видели, что я могу делать по металлу. Я также вполне компетентен в оправе, но лучше мне удается работа с цветными камнями, чем с бриллиантами. Я занимался дизайном, и у меня диплом колледжа. Год я прожил в Мюнхене, изучая античное ювелирное искусство у куратора в фирме «Шацкамер», год работал в Нью‑Йорке у Джозефа Балантайна. – Мег знала, что это лучший ювелир в фирме «Тиффани». – А последние три года я работал у Дэна. Хотите еще что‑нибудь узнать?

Он не сказал ей ничего из того, что ей действительно хотелось бы знать: «Кто ты 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений., откуда родом, как ты встретил Дэна? Почему он любил тебя… или боялся?» Но пока рано задавать такие вопросы. А на вопросы о бизнесе он признал ее право.

– Я не сомневаюсь в вашей компетентности, Райли. Если вы были хороши для Дэна, то хороши и для меня. Но будет лучше, если продавать стану я. Даже если браслет и подвергался переделке, коллекционер заплатит за него 1250 долларов и глазом не моргнув. Люди вкладывают деньги в старинные драгоценности, как и в другие виды искусства. Вам же известно главное правило: украшение стоит столько, сколько за него готовы заплатить. Именно сейчас на рынке жарко 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений..

Райли пожал плечами:

– Мне это не подходит. У меня не очень получается иметь дело с людьми.

– Неужели? Вы меня удивляете.

Они двинулись дальше. Мег задержалась возле дорогих сережек, быстро прошла мимо украшений для волос. Она испытывала удовольствие от сознания того, как давно забытые знания возвращаются к ней. Дэн был великолепным учителем. В детстве она практически жила в магазине, а Дэн если не работал с драгоценными камнями, то говорил о них. Девочка обожала его рассказы. Вместо сказок ей рассказывали легенды о тайнах всемирно известных драгоценностей. Некоторые из них были более волнующими и таинственными, чем романы. Капитан Блад – настоящий капитан 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. Блад – украл корону Англии из Тауэра, а после своего ареста он стал охранником при дворе Чарльза Второго, так как считалось, что удачливый вор – идеальный человек для поимки других воров. Она слышала еще одну невероятную историю о камнях из испанской короны, спрятанных в стене замка из 360 комнат накануне вторжения Наполеона. Верный слуга хранил образцы штор из комнаты, в стене которой спрятаны драгоценности. Но брат Наполеона, Жозеф, этот выскочка, которому император передал испанский трон, сразу же сменил внутреннее убранство замка. Когда законный наследник вернулся на трон, никто не мог вспомнить, в какой комнате спрятаны драгоценности. Нельзя было снести все стены – поэтому драгоценности все 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. еще находятся в потайном месте.

Мег подрастала, и рассказы о скрытых сокровищах и убийствах заменил практический опыт магазина. Дэн не позволял ей трогать инструменты, но у нее развивались вкус и понимание ювелирной техники, она стала разбираться в стилях. Лишь после того, как она узнала правду о своем отце, ее любовь к ювелирному делу была отравлена, и девочка отвернулась от всего, напоминающего ей о предательстве отца.

Но она не утратила полученных знаний. Да и перемен особых не произошло в ювелирном деле – изобрели лишь несколько новых приспособлений да усовершенствовали старые инструменты, основа которых была разработана еще в древние века. Но ее 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. знания не устарели. Ей доставляло удовольствие видеть удивление на лице Райли, когда она, рисуясь, с легкостью профессионала пользовалась лупой и сыпала направо и налево специальными терминами и названиями редких камней: морганит, кунзит, амазонит, определяла дату и происхождение разных украшений. Но она все‑таки соблюдала осторожность и старалась не слишком блистать эрудицией, но, если она ошибалась, он ее не поправлял.

Наконец они подошли к последней витрине.

На первый взгляд ее содержимое представляло собой эклектику стилей без главной объединяющей темы: не слишком выразительный серебряный брелок – явно произведение современного искусства, брошь с гранатами, ожерелье… Широкое, как египетский воротник, массивное, как 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. кельтская крученая цепь. Она никогда не видела ничего подобного: его агрессивный цвет поражал и притягивал взор. Гранаты, бледно‑зеленые перидоты, топазы в широкой коричнево‑золотой гамме, аквамарины, аметисты, розовые бериллы, казалось, затмевали друг друга, но, вглядевшись, она очаровалась роскошным дизайном и неожиданно увидела строгую структуру. Только она собралась выдохнуть от восторга, как вдруг структура исчезла, словно привиделась ей, оставив лишь варварское торжество цвета…

Эффект был гипнотический. Она не могла отвести глаз от ожерелья и потянулась к нему, заметив, что руки Райли, сжатые в кулаки, побелели от напряжения и он замер. Она сразу поняла, в чем дело.

Молча она достала ожерелье и 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений., не рассматривая его в лупу, надела себе на шею. Оно было тяжелое, но очень удобное, соединенные части равномерно распределялись по шее и плечам, каждая составная часть заняла предназначенное ей место, создавая впечатление единого, целостного украшения.

Мег повернулась к зеркалу. Ожерелье не слишком выгодно смотрелось на фоне белой блузки, но она легко представила его на фоне обнаженной загорелой груди или черного шелка. Украшение не подойдет к коже молочной белизны. Оно было теплым и агрессивным по цвету, требуя такого же уверенного фона. Вот опять она увидела структуру – гигантские распростертые крылья…

И снова все пропало. Мег опустила руки.

– Не понимаю, почему оно 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений. не продано, – сказала Мег, возвращая его на место. – Оно гипнотизирует, очаровывает и лишает присутствия духа. Вы это нарочно сделали?

– Просто так получилось. – Он не возражал против авторства и не спросил, как она догадалась.

– Остальные тоже ваши? – Мег осторожно положила ожерелье на черный бархат подноса и достала серебряную подвеску. В овальной основе изображено тело обнаженной девушки, на вытянутых руках она держит букет цветов. Но худое тело изображено не совсем обычно, в нем было что‑то неземное, а руки, поднимающие букет, в какой‑то неуловимой точке сами превращались в цветы. Переход от серебряной плоти к серебряным цветам был настолько плавным 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений., что невозможно было определить грань, где кончалось одно и начиналось другое.

Ей не нужно было подтверждение Райли, что он сделал и это украшение. Она знала это. Остальные вещи казались более обычными или копиями старинных изделий. Он экспериментировал с различными видами техники: вот филигрань, грануляция, пике, эмаль, инталия – резное, углубленное изображение на камне. На всех его работах в центре виднелась буква «У». Он ставил ее не из тщеславия, просто будущий продавец в этом случае не сможет выдать украшения за старинные. Но стиль Райли отличался яркой индивидуальностью, он не мог просто сделать копию. Его индивидуальность чувствовалась во всех его работах 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений..


documentaxnzakf.html
documentaxnzhun.html
documentaxnzpev.html
documentaxnzwpd.html
documentaxoadzl.html
Документ 8 страница. – Я ничего не знаю о дизайне для ювелирных украшений.