4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна

4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна

Тут я услышал Барри Шамплейна. Дикаря из Акрона, которому нравилось заводить людей. Отвечать на звонки, спорить. Бросать трубку. Я поехал на него посмотреть. За ланчем выложил ему свой план. Я найму его. Но прежде, чем он приедет в Кливленд, мы должны кое-что переделать. Я просмотрел его резюме, увидел, что он служил в форте Дикс, был демобилизован из-за грыжи или чего-то в этом роде. Я решил сделать его ветераном Вьетнама. Я спросил его, курил ли он когда-нибудь травку. Он сказал – может, один или два раза, и тогда я превратил его в матерого хиппи. Барри Шамплейн участвовал 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна во всех антивоенных маршах – конечно же, после того, как увидел ужасы войны в юго-восточной Азии. До этого он поигрывал в бейсбол в самой низшей лиге, выступал за «Толидских пастушков». А я дал ему свидетельство пилота, выдумал, что он целый год провел на Юконе – жил там в палатке, один, как перст, и… Да, я еще вот чем горжусь: он у меня получил докторскую степень по истории в Чикагском университете, написал книгу о Мартине Лютере и Реформации. Настоящая ренессансная личность! Все это я ему изложил за ланчем. Он сидел там, жуя сэндвич с тунцом. Я фактически видел, как в голове у 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна него крутятся шестеренки. Тогда я решил щелкнуть рубильником. Название шоу: «Ночная болтовня с Барри Шамплейном» – его имя займет половину названия. Он перестал жевать. Я получил своего джокера. Как поезда, которые то прибывают на станцию, то уезжают, так и талант –

приходит и уходит.

Барри возвращается. Садится, проверяет свои записи.

Дэн. Упустишь одного – появится другой. Другой поезд будет всегда. А поезда ветшают, сходят с рельсов. Они сталкиваются. Рано или поздно становятся неисправными. Одно я знаю наверняка: чем быстрее они мчатся, тем сильнее сталкиваются. Барри – мой поезд. Я поставил его на рельсы, и я слежу, чтобы он там оставался. Я смазываю 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна ему колеса и держу его на рельсах. Даю ему мчаться так быстро, как он только может. Чем быстрее, тем лучше. Это отличная работа. Мне каждый день в радость. Что может быть лучше? Но проблемы начинаются тогда, когда забываешь, что это работа. Проблемы начинаются, когда думаешь, что это – нечто большее. Обязательно нарвешься на неприятности. Но это — проблема Барри. Не моя.

Барри. «Ночная болтовня». Теперь с нами – Винсент.

Винсент. Я слушаю вас уже пять лет.

Барри. Да?

Винсент. Парни в нашем магазине включают вас каждый вечер. Мы ржем до потери сознания.

Барри. Спасибо.

Винсент. Просто диву даемся, какой ты такой придурок и неудачник! (х 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна)

Барри. «Ночная болтовня». Агнес?

Агнес. Барри, могу я задать вам вопрос?

Барри. Бей, детка.

Агнес. Ах, я не ударила бы вас ни за что на свете. «Я люблю Люси». И почему его больше не снимают?

Барри. Чего?

Агнес. Сериал «Я люблю Люси». Он такой хороший, почему же его перестали снимать? У меня такое ощущение, что я смотрела каждую серию раз по десять. Разве вам не кажется, что им стоило бы снять несколько новых серий?

Барри. Да это же допотопный сериал, Агнес! Люсиль Болл уже старая! Да и все участники давно умерли.



Агнес. Ничего подобного! На днях я видела ее 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна в сериале. Она выглядела лет на тридцать пять! А этот Рикки Риккардо – я бы позволила ему сыграть на моих барабанах!

Барри. Агнес, можно, я у вас кое-что спрошу? Вы знаете, какой сейчас год?

Агнес. Погодите, дайте-ка взгляну… (х)

Барри. «Ночная болтовня», Крис!

Крис. Добрый вечер, Барри.

Барри. Да?

Крис. Некоторые считают, что Бог умер. Ты считаешь, что Бог умер, Барри?

Барри. Ну, я-то знаю, что Бог жив-здоров, а живет он в Гэри, штат Индиана. Он черный сталелитейщик, отец семерых детей, и работает в ночную смену, сливая шлак!

Крис. Понятно. (Пауза). Но, Барри 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна, ты веришь в Бога?

Барри. Крис, ты это что, серьезно?

Крис. Я – серьезно. Я считаю, что это очень важно.

Барри. А почему так важно, во что верю я? У тебя что, своей головы нет?

Крис. А ты вот не думаешь, что без какой-никакой веры в Бога наши действия в этом мире не имеют смысла? Это были бы просто физика и химия без Бога… просто формы и цвета…

Барри. Формы и цвета? Перестань! Крис! Ты что, начитался Уильяма Блейка?

Крис. Я думаю, что ты веришь в Бога.

Барри. Вот как, значит.

Крис. Да, ты веришь в Бога. Все очень просто 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна. Ты считаешь, что ты – БОГ. И разве тебе не стыдно? (х)

Барри. На этой ноте пора перейти к нашим спонсорам. Надеюсь, вы останетесь с нами до второго пришествия. (В микрофон внутренней связи). Что ты делаешь со мной, Стю? Ты же меня убиваешь, убиваешь прямо в этом гребаном эфире. Твою мать! Твою мать! Сегодня не такая ночь, чтобы все к такой-то матери запороть!

Сопровождаемый Линдой, Кент возникает у Барри за спиной.

Барри(продолжает). Погоди, не надо мне говорить. Попробую догадаться.

Линда. Кажется он безобидный.

Барри. Да уж, бабуины кажутся безобидными.

Линда. Садись сюда, Кент. Это твой микрофон, говори прямо 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна в него. Рот старайся держать примерно в шести дюймах от него. Помни правила игры: никаких названий торговых марок, никаких фамилий, никаких телефонных номеров в эфире. Во всем остальном – говори и веди себя естественно. Это мистер Шамплейн.

Кент. Ничего себе! Вы Барри?

Барри. Он самый…

Кент. Вау. (Просто смотрит на Барри).

Барри. Что с ним такое?

Линда. Наверное, обалдел при виде своего кумира.

Стю. Начинаем через пять… четыре… три…

Барри. Ну вот, приятель, мы в эфире. (Музыка). Мы снова с нами. У меня здесь совершенно особенный гость, Кент. Скажи всем «привет», Кент.

Кент. Вау.

Барри. Ты точно описал мои 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна чувства. Мы пригласили сюда Кента, чтобы он помог нам пролить свет на будущее Америки. Кент – типичный американский юноша: энергичный и изобретательный, испорченный, развращенный и неуравновешенный… Как считаешь, Кент, это точное описание?

Кент. Ага, точняк.

Барри. А как называется твоя стрижка?

Кент. А хрен ее знает. Панк?

Барри. А ты сейчас под кайфом, Кент?

Кент. Под кайфом?

Барри. Ты на наркотиках? Или это всего лишь проявление твоего собственного дебильного «я»? Вытри слюни с подбородка, ты мне уже весь стол закапал.

Кент. Поверить не могу, что я здесь. Это и вправду работает?

Барри. Это радиостанция, Кент. Ты сидишь напротив включенного микрофона. Когда ты говоришь 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна, тысячи людей могут слышать твой голос. Он проникает в их умы.

Кент наклоняется к микрофону и издает рокерское завывание. Собравшиеся в студии срывают с себя наушники.

Кент. Это посвящается Алмазному Дейву, и Билли, который на басу, и всем девчонкам в торговом центре «Горизонт»!

Барри. Кент, сегодня мы тут обсуждаем Америку. У тебя есть какие-то соображения на эту тему?

Кент. Америка… это страна…

Барри. Неплохое начало.

Кент. Ну, тут была революция. Это – колыбель демократии, как вы уже сказали…

Барри. Валяй дальше… угу…

Кент. Поэтому у нас типа интересные ток-шоу, и телевидение, и все такое. Потому что в 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна Америке – свобода. Я бы не хотел жить в России, потому что у них типа нет свободы. И шоу у них поэтому отстойные. Я слышал, что у них там вообще только новости. То есть, здесь новости тоже отстойные. Только и слышно, что про Никарагуа да Иран. Все это скучные места, набитые скучными людьми. Кому какое дело, а? Почему они никогда не говорят о классных местах, типа Лондона, Лодердейла или Антарктики?

Барри. Или Фиджи? Ты про Фиджи забыл, Кент.

Кент. Что? Ну да.

Барри. Ах, извини, я сбил тебя с мысли. Давай дальше, это так бодрит.

Кент. Ну, никто не 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна говорит о том, от чего ребята тащатся. Роликовые доски. Музыка.

Барри. Значит, политика тебе кажется скучной.

Кент. Ну, нет, чувак! Я очень политизированный. Мне понравился тот концерт «Живая помощь» где собирали деньги для пострадавших от голода в Эфиопии. Или что-то таком роде. Или «Руки через всю Америку». И мне нравится Брюс, а он политизированный.

Барри. Брюс? Брюс Спрингстин? Да уж, большой политический мыслитель. Он же коммунист, верно?

Кент. Не-а, чувак, он из Нью-Джерси. И телка у него классная.

Барри. Чья телка?

Кент. Да Брюса!

Барри. А, жена мистера Спрингстина! Она классная?

Кент. Джулианна. Она была моделью 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна. Все звезды рока крутят с моделями. Кит и Патти. Мик и Джерри. Принц… и…ну...э... Закон жизни, короче. Модели тусуются с парнями, которых считают самыми классными, и хотят с ними трахаться. Со звездами.

Барри. А ты хорошо изучил предмет.

Кент. Ну, вы же знаете, о чем я говорю, Барри. Взять хоть вас: звезда, знаменитость, вот на вас и работает симпатичная киска. Модели. В общем… если у вас есть немного деньжат, и вы крутой, то вам положена модель.

Барри. А как насчет Стю? Ему положена модель?

Кент. Стю? Не-а, чувак, женщины ищут альфа-самца. Я видел шоу по ящику 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна. Главный самец гориллы трахает всех самок!

Барри. Значит, ты против освобождения женщин?

Кент. Не, чувак, я за, я за! Я вообще за то, чтобы всех освободить. Женщин. Южноафриканцев. Всех людей в мире. Я видел шоу обо всем об этом. Революция довольно-таки важна, понимаете? Революций будет все больше и больше. Потом люди объединятся – СОЛИДАРНОСТЬ против системы! Как в той песне «Megadeth»: «Мир продается, но кто покупает?» (Повторяет). А еще… а еще… я посмотрел фильм о том, что у людей будет телевидение с обратной связью, чтобы они могли видеть друг друга, и тогда им не удастся остановить революцию 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна…

Барри. Кому не удастся ее остановить?

Кент. Старшему Брату! Правительству! Корпорациям! Они все фашисты, чувак, хотят контролировать наши мозги. Превратить нас в зомби. Но свобода – важная вещь, как вы всегда говорите, Барри. Вы говорите самые лучшие вещи. Поэтому я слушаю вас каждый день. Потому что вы знаете, о чем говорите. Вы просто супер.

Барри. Кент, ты идиот. Я искренне надеюсь, что ты не олицетворяешь собой будущее этой страны, потому что в таком случае мы в очень скверной форме.

Кент. Барри! Вы такой смешной! Потому-то я и обожаю слушать ваше шоу. И все ребята слушают. Вы лучшее, что есть на 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна радио.

Барри. Кент, Америка ждет тебя и твоих друзей, и мир ждет. Похоже, будущее этой страны не самое веселое. Что ты собираешься делать с гонкой вооружений? Токсичными отходами? Организованной преступностью? Назревающим энергетическим кризисом? Распадом политической системы? Как ты собираешься готовиться к будущему?

Кент. Ну, первое, что я собираюсь сделать…

Барри. Да?

Кент. Настроиться на волну «Ночной болтовни» с Барри Шамплейном с понедельника по пятницу на общенациональном вещании!

Барри. Это забавно. Ты забавный парень, любишь развлекаться, ловить кайф. Разве я – часть твоего приятного времяпрепровождения?

Кент. Да, брат!

Барри. Кент, на этом шоу мы обсуждаем множество неприятных вещей. Трагических вещей. Пугающих вещей 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна. Неужели ничего из этого тебя не раздражает?

Кент. Не-а.

Барри. Почему?

Кент. Это же только шоу!

Барри. Просто один большой видеоклип на рок песню?

Кент. Да, Барри… ну… это же ваше шоу!

Барри. Мда. Так оно и есть. Так… оно… и есть. Мое шоу. Что ж, тогда вернемся к тем, кто звонит на мое шоу.

Кент. Само собой, Бар!

Барри. Джулия!

Джулия. Барри, да, алло. Я даже не знаю, как назвать тех, кто звонил сюда сегодня. Кошмар какой-то! А этот чокнутый парень, который у вас там засел. Просто ужас. Я слушаю вас вот уже пять лет, Барри, и 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна я люблю вас и ваше шоу. Мне кажется, это потрясающе, что теперь у вас будет еще больше слушателей. Я только надеюсь, что у вас найдется время для старых друзей.

Барри. У меня всегда есть время для друзей, Джулия.

Джулия. Вы потрясающий. И шоу ваше потрясающее, и я не знаю, что еще сказать.

Барри. Вы вот что мне скажите, Джулия, раз вы все время меня слушаете. Что же вам так нравится в этом шоу?

Джулия. Ну, даже не знаю… так много всего.

Барри. Что, например?

Джулия. Ну, я люблю вас, Бар.

Барри. Это самой собой. Хорошо, а почему 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна вы меня любите?

Джулия. Ну, вы очень забавный.

Барри. Угу…

Джулия. И я люблю слушать, когда вы говорите обо всем том, что вам нужно сказать.

Барри. Хорошо, хорошо. Тогда давайте вернемся к шоу. Наверное, шоу отвечает каким-то вашим целям.

Джулия. Я бы так не сказала.

Барри. А как бы вы сказали?

Джулия. Ну, я не знаю…

Барри. Что значит – вы не знаете? Вы сказали это уже по меньшей мере пять раз! Чего вы не знаете? Вы слушаете это шоу пять лет и не знаете, почему вы его слушаете?

Джулия. Я только сказала…

Барри. Я слышал, что вы 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна сказали. Вы сказали, что не знаете, почему слушаете. Тогда я вам объясню, почему вы слушаете. Вы слушаете, чтобы чувствовать превосходство над другими неудачниками, которые сюда звонят.

Джулия. Барри!

Барри. Что – Барри, Барри? Да вы просто дура. Вместо мозгов у вас в голове опилки. Будь я хотя бы наполовину так глуп, как вы, я бы держал язык за зубами!

Джулия. Я вешаю трубку.

Барри. Отлично. И больше не звоните.

Кент. Вау.

Барри. Нет ничего скучнее людей, которые тебя любят.

Барри. «Ночная болтовня». Вы в эфире.

Абонент. Я только одно хочу спросить.

Барри. Давайте, разите наповал.

Абонент. Вы такой же уродливый, как можно 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна представить по вашему голосу?

Барри. Еще уродливее.

Мы видим, как в соседней звукоизолированной комнате Линда снимает трубку студийного телефона.

Абонент. Мда, я так и подумал, что вы ответите что-нибудь в этом роде. Как обычно, вы избегаете вопроса.

Барри. А какой вопрос?

Абонент. Думаю, вопрос вам известен.

Барри. Это животное, растение или минерал?

Абонент. Вопрос очевиден: почему умный парень вроде вас тратит столько времени, обижая других людей? Вы что, себя не любите? Должно быть, вы самый одинокий человек… (х)

Барри. «Ночная болтовня», Аллан.

Аллан. Ты любишь обрывать людей, Шамплейн. Тебе нравится помыкать другими. А знаешь, почему? Потому что ты позор 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна семьи. Ты неудачник. А этот придурок делает из тебя осла. (х)

Барри. «Ночная болтовня», Черил-Энн.

Линда. Я в растерянности, Барри.

Барри. Еще раз – как ваше имя?

Линда. Черил-Энн.

Барри бросает взгляд на ту студию, откуда звонит Линда. Кент

ничего не замечает.

Барри. Ладно, Черил-Энн. И почему же вы в растерянности?

Линда. Это из-за моего ухажера?

Барри. Из-за вашего «ухажера», да?

Линда. Вообще-то это парень, с которым я работаю. И, знаете, это довольно забавно… Он слишком много пьет. Слишком много курит. Наркотики… Вечно сам себя доводит.

Барри. Этот парень начинает мне нравиться.

Линда. Мда. В 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна общем, я хочу ему помочь… в том, через что он проходит…

Барри. Может, ему не нужна ваша помощь.

Линда. Я не знаю… Я думаю…

Барри. Вы думаете?

Линда. Я… Это сложно сказать…

Барри. Что ж, Черил-Энн, надо бы поторопиться. Сегодня столько звонков!

Линда. Ладно, слушайте: у меня к этому парню чувства.

Барри. И что это за чувства?

Линда. Приятные чувства…

Барри. Сексуальные чувства?

Линда. Конечно. Да. Но, понимаете… Я хочу, чтобы он воспринимал меня всерьез. Хочу о нем заботиться. Хочу, чтобы он…

Барри. Слушайте, Черил-Энн. Похоже, вы лаете не на то дерево. Мой вам совет 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна: вышвырните этого парня из своей жизни и купите себе новый вибратор. (х) «Ночная болтовня», Ральф.

Ральф. Они спросили меня – зачем ты это сделал? Почему ты так разозлился? Они не понимают, Барри, я и ты, Барри, мы такие люди, мы все слишком близко принимаем к сердцу.

За стеклом мы видим, как Линда надевает плащ. Она уходит с радиостанции.

Барри. Слушай, Ральф, мы тут полной колодой играем или как?

Ральф. Я не говорю, что у меня есть ответы. У кого они есть? Раньше я думал, что знаю, но теперь – кто знает? Возьмем, к примеру, рак. Что это? Вирус? Бактерия? Да какая 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна разница? В любом случае, он тебя убьет. Так же быстро. Вот говорят мне, что маленькие дети умирают от голода в Африке. Хорошо, я верю. Но где? Где конкретно? И что я должен делать в связи с этим? Видишь ли, все, что я знаю, – это я сам, а у меня самого большие проблемы. Барри, они говорят, что придут сюда и заберут мой телевизор и мой холодильник. Что они собираются делать с моим телевизором?

Барри. Наверное, смотреть его – обычно с телевизорами делают именно это.

Ральф. Но когда они смотрят, что они видят? Они видят, как люди убивают людей. Дети голодают. Наводнения. Ураганы 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна. А ради чего? Да ничего. Ради рекламы пива. Рекламы «Тампакса». MTV. Брильянтовой сережки. Наверное, ради этого. Я знаю, только то, что прочитал в газетах. А это все болтовня – болтовня – болтовня – болтовня.

Барри. Ральф-Ральф-Ральф-Ральф! Скажи-ка мне вот что, а то я умираю от любопытства. Как это ты набираешь телефонный номер в смирительной рубашке?

Ральф. Конечно, я прислушаюсь. Прислушаюсь к здравому смыслу. Но у кого он еще остался? Барри, даже если он остался у тебя, то ты единственный. Только ты и я. Больше никого. Все знают, что Бог умер. Ты знаешь, почему?

Барри. Почему?

Ральф. Потому что Лот 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна не сумел держать содомитов подальше от ангелов. Они пытались это сделать с ангелами! Лот им говорил – не делайте этого! Но они не слушали. И теперь он умер. Понимаешь, к чему я клоню? Я мало что знаю о Боге (я никогда не был особенно религиозен) но невозможно не почувствовать – что-то не так, как будто у поезда нет машиниста. Система. Слишком много людей болеют, повсюду ужасные пробки, и даже погода в последнее время не очень хорошая. Не понимаю этого, Барри, не понимаю…

Кент. Ты не понимаешь этого, слизняк? Тогда слушай. Если есть девяносто-девять центов, иди в аптеку, купи 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна себе пачку лезвий и перережь свои гребаные вены, тупица!

Ральф. Давайте послушаем наших спонсоров!

Стю врывается к Барри в студию. Хватает Кента.

Стю. Ладно, парень, вали в свой торговый центр!

Кент. Нет!

Стю. Давай, Кент. Посещение закончено.

Кент. Нет, погодите, еще не все!

Стю. Нет, все! Барри с тобой закончил.

Кент. Барри! Эй, чувак, ты что! Мы же только разогревались! Верно? Барри! БАРРИ! Не будь таким, чувак. Ты же меня знаешь. Не делай этого, БАРРИ!

Кент подбегает к Барри. Достает какой-то предмет. Пушку?

Достает. Не пушку – одноразовый фотоаппарат.

Кент со вспышкой фотографирует Барри. ЗАВЫВАЕТ, как привидение, и уносится 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна прочь. Стю бежит за ним. Барри сбит с толку происходящим.

Дэн просовывает голову в дверь студии Барри.

Дэн. Барри, я должен это сказать. Ты развеял все сомнения, которые могли у меня быть по поводу сегодняшнего шоу. Они в восторге. Отличный выбор. Отличная работа. Ты и пацан… Необычное шоу, но блестящее. Спокночи, победитель, увидимся в понедельник.

Дэн выходит из студии Барри, а потом уходит и со станции.

Стю. Десять секунд, Барри. Спайк, крути рекламу. Нам нужно потянуть время.

Сквозь толстое стекло Стю наблюдает за Барри, который уже вернулся к своему пульту, но, по-видимому, так и не может собраться с силами 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна. Стю обращается к Барри, используя микрофон внутренней связи.

Стю (продолжает). Я думал – может, нам послать за бутылкой, чтобы посидеть после шоу? Что скажешь? А может, немного посидим в «Красной карете»? Ладно тебе, Барри, ну что такое? Это всего лишь шоу. Ничего особенного . Давай, чувак, кто не рискует, тот не пьет шампанского!

Барри. Да пошел ты.

Стю. Нет. Не я пошел. Пошел ты. Как сказал парень – это твое шоу.

Стю берет куртку и покидает станцию.

Барри тоже подумывает о том, чтобы уйти. Встает. Потом возвращается к своему пульту. Надевает наушники.

Барри (говорит в микрофон внутренней связи). Кончай там 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна, Спайк.

(Говорит в эфирный микрофон). Я здесь. Я здесь каждый вечер, я прихожу сюда каждый вечер. Этим я зарабатываю на жизнь. Я прихожу сюда и делаю все, что могу. Стараюсь для вас изо всех сил. Лучше я уже не могу. Просто не могу. Я ведь только человек. Я не Бог. Ммм. И многие из вас тоже – нет… Может, я и не самый популярный парень в мире. Это неважно. Мне, действительно, наплевать, что вы обо мне думаете. И вообще – да кто вы, черт подери, такие? Вы… «слушатели»… вы звоните сюда и пытаетесь говорить мне обо мне. Вы меня не знаете. Ни 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна черта вы обо мне не знаете. Вы меня никогда не видели. Вы не знаете, как я выгляжу. Вы не знаете, кто я. Чего я хочу. Что я люблю, а что – нет. Я просто голос. Глас вопиющего в пустыне. И вы, как стая волков, загоняющая жертву, нападаете на меня, потому что вы не можете признаться себе в том, кто вы есть и что вы сделали. Да, мир – ужасное место. Да, рак и мусор вас все-таки достанут! Да, война идет. Да, этот мир никуда не годится, и вы все – покойники. Все погибли, и вам это нравится, верно? Вы 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна околдованы своим собственным страхом!

Вы наслаждаетесь наводнениями, и автокатастрофами, и террористическими атаками, и неизлечимыми заболеваниями. Вы просто счастливы, когда другим плохо. И вот тогда и появляюсь я, правильно? Я здесь, чтобы провести вас за руку по темному лесу вашей собственной ненависти, и злобы, и унижения. Я оказываю обществу услугу. Вы так напуганы. Вы – как маленькие дети под одеялом, которые боятся страшилища, но жить без него не могут. Ваш страх, ваши собственные жизни стали для вас развлечением. В понедельник вечером, миллионы людей будут слушать это шоу. И ВАМ НЕЧЕГО СКАЗАТЬ. НЕ О ЧЕМ ГОВОРИТЬ. В нашем распоряжении восхитительные технологии, но вместо того, чтобы 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна стремиться к новым вершинам, мы хотим рассмотреть, как низко мы можем упасть. Как глубоко в грязь мы можем погрузиться. О чем вы хотите говорить? О счете в бейсбольных играх? О ваших питомцах? Об оргазмах? Какие вы жалкие. Я презираю вас – всех и каждого. У вас ничего нет. Ничего. Абсолютно ничего. Ни мозгов. Ни силы. Ни будущего. Ни надежды. Ни Бога. Единственное, во что вы верите, – это я. Кто вы, если у вас не будет меня? Потому что я не боюсь, понимаете. Я прихожу сюда каждый вечер. И делаю свое дело. Делаю то, что считаю нужным. Говорю 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна то, во что верю. Я должен так делать. Я не могу иначе. Вы пугаете меня. Тогда я прихожу сюда и пытаюсь говорить вам правду. Я бросаюсь на вас. Я бранюсь. Я вас оскорбляю. А вы все равно звоните. Почему вы звоните снова и снова? Что с вами такое? Я не хочу ничего слышать. С меня хватит. Хватит болтать. Больше не звоните. Проваливайте. Куча трусливых, бесхребетных, узколобых, дрожащих, пьяных, мучимых бессонницей, охваченных паранойей, отвратительных, испорченных, подглядывающих, пошлых маленьких любителей позвонить. Вот кто вы такие. Так пошли вы ко всем чертям… Не нужны мне ваши страхи и ваша глупость. Вы ничего не 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна понимаете. Все впустую. Бисер перед свиньями! (Пауза). Если бы хоть один человек представлял себе, о чем я говорю… Фред, вы в эфире.

Фред. Да… в общем… Барри… Я знаю, вас огорчает, что многие люди не понимают – вы просто шутите… (х)

Барри. Джеки, вы в эфире!

Джеки. Я слушаю вас много лет и считаю, что вы живой и разумный голос в… (х)

Барри. Дебби, ты в эфире!

Дебби. Стэн позвонил. Он сказал, что больше не хочет меня видеть! (х)

Барри. Арнольд.

Дебби. Вот вы тут говорили об одиночестве. Я инженер-электрик и… (х)

Барри. Люси!

Люси. Барри, моя мать из 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна Акрона, и она спрашивает – может быть, вы ходили с ней в одну школу? (х)

Барри. Ларри!

Ларри. Почему многие требуют, чтобы гомосексуалистов считали нормальными? Я… (х)

Барри. Ральф.

Ральф. Я у себя дома. Я дома – там, где и тебе надо быть. Я недалеко. Заходи, если хочешь. У меня есть закуска. Пиво. Заходи, и мы еще поговорим. Потому что ты и я – мы похожи. Я знаю, что ты знаешь, о чем я говорю. У меня есть пиво. Суп. Я здесь. Заходи попозже. Я буду ждать. (х)

Барри молчит. Не отвечает на звонки. Тишина.

Спайк (в микрофон внутренней связи). Барри, сорок 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна пять секунд до конца шоу. (Пауза). Это мертвый эфир, Барри. Мертвый эфир.

Барри закрывает глаза. Ждет. Пауза длиной в сорок пять секунд. Барри открывает глаза, улыбается, тихо говорит в микрофон.

Барри. Похоже, нам никуда друг от друга не деться. Это Барри Шамплейн.

Возникает музыкальная тема. Барри встает.

Барри. До понедельника, Спайк.

Спайк. До понедельника, Бар.

Барри уходит со станции. Сьюзен Флеминг и ее оператор, Рейчел, входят так же, как это делал Барри в начале своего шоу. Студию не прибрали перед началом следующей программы. Сьюзен Флеминг готовится выйти в эфир.

Сьюзен Флеминг получает отмашку и начинает свое шоу:


Сьюзен. С вами 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна доктор Сьюзен Флеминг. Прежде, чем я отвечу первому позвонившему, я хотела бы сказать о том, что увидела по дороге на станцию сегодня вечером. На углу улицы стоял человек, явно с умственными проблемами. Это заставило меня задуматься о том, о чем мы не так уж часто говорим…

Затемнение.


documentaxoorfd.html
documentaxooypl.html
documentaxopfzt.html
documentaxopnkb.html
documentaxopuuj.html
Документ 4 страница. Тут я услышал Барри Шамплейна